Дмитрий Семеренко: «Воля человека безгранична»
Главная / Интервью / Дмитрий Семеренко: «Воля человека безгранична»

Дмитрий Семеренко: «Воля человека безгранична»

01-10-2018 916
Дмитрий Семеренко: «У меня много разных увлечений. Мне нравится жизнь, и вкушать ее в различных проявлениях»

Это интервью – разговор двух абсолютно разных людей, которых объединяет стремление наполнить свою жизнь яркими событиями и достижениями, испытать себя и раскрыть неведомые внутренние резервы.

О вершинах в жизни каждого из нас, эмоциях, которые испытываешь на высоте, психологическом и физическом дискомфорте, моральных принципах и взглядах общались Марина Филатова – ультрамарафонка, триатлетка, президент Федерации легкой атлетики Днепропетровской области и города и первый днепрянин, который взошел на Эверест, бизнесмен, Дмитрий Семеренко.

Дмитрий, что было для вас первичным, когда приняли решение, что хотите пойти в горы. Либо вы поставили сразу цель, амбициозную задачу, что будете готовиться и когда-то взойдете на Эверест. Или вы начали заниматься альпинизмом, развивать в себе определенные способности, а потом поняли, что уже можно замахнуться на что-то большее?

Однажды я побывал на бизнес конференции во Львове, на которой выступал Сергей Бершов – первый украинский альпинист, который побывал на Эвересте. Я еще удивился тогда, причем тут этот спикер к бизнесу. Но он так рассказывал о горах, что я просто влюбился в тот образ, меня очень зацепил его рассказ. Я подумал, что Эверест – это что-то очень далекое, сложное, не сейчас, а возможно и никогда. Но, пойти в горы и попробовать, у меня возникло желание. Я подошел к нему узнать, куда можно пойти впервые. Он ответил, что через 4 месяца готовится группа на Эльбрус. Я попробовал. Мы не поднялись на вершину из-за непогоды, но мне все равно очень понравилось. Люди там снимают с себя шелуху, которая на нас есть: мы все хотим казаться лучше, чем на самом деле. А там все слетает, ты становишься в горах сам собой. Не знаю, почему так происходит, но на седьмой, десятый день это случается с каждым. Там люди настоящие. О себе подумал, что оказывается у меня так много изъянов, которые я хочу изменить.

После решил, что нужно двигаться выше, брать что-то сложнее и попробовал Пик Ленина. Скучная, тяжелая, не интересная для меня гора. Это был очень неправильный скачок, как будто с первого класса сразу перейти в четвертый. Мне на Эвересте не было так тяжело, как на пике Ленина. Там я попробовал все тяготы, даже подумал, что продам всю экипировку, и больше в горы не пойду. Но, прошло время, они начали сниться. В детстве я занимался в художественной школе, способности остались и сегодня. Я пошел в студию, нарисовал картину и понял, что это одна из вершин Эвереста. Тогда я принял окончательное решение, что если ты чем-то занимаешься, то почему бы не достичь самого яркого, самого высокого, а это Эверест.

— Когда вы шли на первую гору, Эльбрус, вам было страшно? Осознавали, что тренировки закончились, и предстоит что-то серьезное? Страх неизвестности, сомнения присутствовали?

У гор есть одна особенность – к ним тяжело подготовиться и натренироваться. В принципе, в любом виде спорта, кроме альпинизма, наверное, можно выстроить программу, делать замеры, улучшать их, тренировать. К горам можно подготовиться физически, но природно, как отреагирует твой организм, ты не можешь предсказать. Это ты узнаешь уже только там, в горах. Физические нагрузки выдерживаешь, но разрушает глобально, как правило, горная болезнь. Не хватает кислорода, происходит быстрое утомление, накапливается углекислый газ, а дальше головная боль, тошнота и т.п. Горная болезнь начинается с 3100 м. Я видел марафонцев, очень сильных ребят, которым, к сожалению, горная болезнь не давала подняться выше, чем на 4500 м.

Никогда не говорю фразу «покорить гору». Гора может разрешить тебе взойти на нее, или нет, а покоряешь ты в первую очередь себя. 

К проявлению горной болезни имеет отношение физическое состояние организма, или все-таки 100% — с одним может случиться, с другим – никогда. Как думаете?

Скорее всего, второй вариант: с одним произойдет, с другим нет. С нами на Эвересте была Ирина Галай (прим. первая украинка, которая взошла на Эверест), так вот у нее нет этого гена высоты, и она чувствовала себя все время прекрасно. Возможно, люди, которые занимаются спортом, хотя смотря каким спортом. Вот бодибилдеры – очень сильные ребята, но в горах их быстро накрывает болезнь, потому что мышцам нужно еще больше кислорода.  Например, марафонцы, а этот спорт хорошо подходит для гор, когда заканчиваются способности сопротивляться горной болезни, все идут на характере, это видно. В базовом лагере у нас было 74 человека из них 2 марафонца. Одного из них горная болезнь очень придавила, но он шел на характере через тяжесть и боль. Все потому, что он, как марафонец, привык превозмогать сложности. До сих пор  генетики выясняют, почему одним плохо в горах, а другим – нет. Когда мы спускались с пика Ленина, встретили девушку-врача, которая, по согласию людей, анализировала их кровь на подъеме и на спуске. Делала она это для того, чтобы провести исследование и узнать, а что же способствует горной болезни, как ее убрать, какие препараты принимать и т.д. Всеобщая рекомендация заключается в том, что нужно пить много жидкости, чтобы разжижать кровь. В горах свои особенности физической подготовки: там выживают, худые, сухие, а есть и полные ребята, которые неплохо ходят, и ты бы никогда и не подумал, что они смогут подняться. Все индивидуально. Я заметил, что люди, которым физическое состояние не дает взойти на гору, прекрасно себя чувствуют в скалолазании.

Я увидел у вас в офисе книгу «Рожденный бегать». Ее я прочитал, когда был в базовом лагере на Эвересте.

— Как ваша семья, окружение, восприняли вашу идею пойти на Эверест?

Мне пришлось обмануть родителей, сказав им, что пойду просто в базовый лагерь. Почему-то их очень пугает это мое увлечение. Мне трудно было объяснить, куда же я пропаду со связи на 2 месяца, потому говорил им, что хочу поехать в Непал, посмотреть на базовый лагерь. С женой мы были едины в моем решении. Когда я впервые сказал ей, что хочу идти, она была на 3 месяце беременности. Жена сказала, что не против, а когда родит, то тоже пойдет. На Эльбрусе мы были с ней вместе. Тогда ее горная болезнь сильно накрыла. Она разделяла мое желание, и уверенность в моем успехе у нее была больше, чем у меня. Она даже не сомневалась, что у меня получится. В принципе, я себя не считаю альпинистом. У меня много разных увлечений. Мне нравится жизнь, и вкушать ее в различных проявлениях. Эверест – это просто одна из целей. Не могу сказать, что теперь буду заниматься альпинизмом постоянно. Когда меня опять накроет волна, ностальгия, я снова туда пойду, но жить этим точно не буду.

Я считаю, что восхождение на Эверест – это не так уж и сложно, если ты делаешь все с умом. Конечно, есть моменты, которые от тебя не зависят – это лавина и погода.

— Эверест – это некий символ в жизни любого человека. И я даже не знаю, а чего после этого достижения можно хотеть?

Желаний много. Мне очень нравится малая авиация, пилотирование самолетов. До Эвереста я прошел медкомиссию, чтобы сдать на права на малый самолет. Хочу попробовать себя в этом направлении.

Хочу отметить, что для многих  альпинистов Эверест – это ничего. Они говорят, что на Эверест я сходил для себя, а если ты хочешь признания среди альпинистов, то сходи хотя бы на К2 (прим. вторая по высоте, но самая опасная гора из восьмитысячников). Там, по статистике, погибает каждый четвертый, так на Эвересте было до 1996 года. К2 – круче и сложнее, чем Эверест. Но еще круче – зайти на Эверест без кислорода. В этом году, из 560 человек, которые взошли на вершину, не один не поднялся без кислорода. За всю историю восхождений на Эверест только 200 это удалось. Это очень амбициозная, рискованная и сложная планка для воплощения. То, что я хотел увидеть в горах, я увидел. Мне кажется, после Эвереста моя эмоциональная наполненность достигла 100%. Все, что могло случиться, произошло.

Еще мне интересно пробежать марафон босиком в Северной Корее. Это закрытая страна, поэтому мне хочется узнать, как там живут люди. Свой 31-й день рождения я отмечал в Афганистане. Полетел туда сам, в кармане было 500 долларов. Хотелось увидеть, что там происходит, какой быт. Не скажу, что все прошло гладко, но мне понравилась эта поездка.

— Вы когда приехали в Непал, и увидели гору впервые, о чем подумали, глядя на Эверест?

Мы поднялись на высоту примерно 4500 м, делали фотографии, я смотрел, и мне казалось, что впереди Эверест – такой высокий и мощный. Наверное, я не вижу вершины, потому что она чуть-чуть дальше и выше, но это точно Эверест. Я спросил у своего шерпа, это Эверест, а он ответил, что нет, и это высота 7200м. Я осознал, что на этой высоте у нас только третий лагерь. И вот первая картина у меня – это ужас: «Ого, как высоко, ого, как мощно». Когда мы со второго лагеря увидели Эверест, то уже я был готов, но полноценную мощь горы ощутил только на вершине.

— А когда вы поднялись, поняли, что сделали это, что вы на вершине, и у вас были секунды, минуты, чтобы о чем-то подумать, что почувствовали?

Одна из самых ярких мыслей, о которой могу рассказать – мне показалось, что я увидел, как Земля закругляется. 9000 м, рядом летают самолеты, стратосфера. И тут я вспомнил свою детскую мечту, что хочу слетать в космос. Стою и думаю: «Это так близко, а может считаться,  что я исполнил свою мечту?». Делал селфи, закутанный, в маске, точно как космонавт. Стоял и над этим размышлял. Но в космос, все-таки, еще предстоит слетать. Очень точное ощущение было, что стоишь на крыше мира.

Я звонил своим близким с вершины, у меня был сотовый телефон. Это просто непередаваемые эмоции.

— То, что случилось с вашим шерпом, не деморализовало вас (прим. шерп Дмитрия не вернулся с Эвереста)?

В третьем лагере нам дали кислород, а при его использовании включаются все запасы организма, и я буквально побежал на вершину. Спускались назад быстро, потому что испортилась погода. О том, что мой шерп остался выше, я узнал уже в четвертом лагере. Подниматься назад нельзя было, потому что уже стемнело. Если бы я был рядом, то постарался бы сделать все, чтобы помочь ему спуститься. Хотя и говорят, что это зона смерти, но я чувствовал в себе силы. Так как это было с китайцем, которого мы заметили на высоте 8500. Мы понимали, что человек умирает. В этот момент появились силы, и мы спустили его. О моем шерпе говорили мне потом, что он устал, это был его выбор остаться. Мы не можем судить кого-то, что все так произошло. Ко мне утром пришел его сын, а я даже не знал, что ему сказать, потому что не видел его отца. Меня не деморализовала эта история, потому, что это был личный выбор человека.

— Какой дискомфорт для вас сложнее – психологический, или физический? Я говорю не только об Эвересте, а о любом человеке, который, как сейчас принято говорить, выходит из зоны комфорта? Я знаю многих людей, которых физический дискомфорт отталкивает от осуществления своей мечты. А как у вас?

Для меня важнее духовная решительность подняться. По моим ощущениям, физика закончилась на полпути. Физически казалось, что не могу. Я похудел на 10 кг, потому что был полностью истощен. Дальше можно было идти только на волевом решении.

Был интересный случай во время подъема на Эверест. Один китаец пытался в пятый раз зайти на гору. После первой попытки ему ампутировали ноги. В 2018 году в Непале приняли закон, что человек с инвалидностью, и без сопровождения шерпов  не может подняться на Эверест. Его желание было настолько сильным, что ему удалось договориться, и закон вступил в силу после его очередного восхождения. Ему разрешили, и мужчина в свои 69 лет взошел. Воля человека безгранична.

Я видел на вершине вегетарианца, которому говорили, что ему просто необходимо есть мясо, чтобы подняться, а он до последнего отказывался. В третьем лагере со слезами на глазах он его ел, потому что силы покинули человека. Я не считаю, что он предал свои принципы. Наоборот,  я смотрел на него с гордостью, что да, он так живет, но, чтобы добиться цели, он просто усиливает себя, чтобы ее осуществить. И он взошел на Эверест, а другой вегетарианец, который отказался есть мясо, не смог. Это пример того, что не нужно делать что-то с фанатизмом. Если ты вегетарианец, ты не обязан ходить в резиновой обуви. В конце концов, резина вредит экологии, а кожа утилизируется в природе быстро.

В группе была еще индийская принцесса, которую буквально затаскивали на вершину ее шерпы и охранники Из 74 человека интернационального базового лагеря дальше пошли только 24, около 50 не поднялись.

28 часов без сна, только подъемы и спуски, и ты понимаешь, что да, устал, но ты же все равно идешь. Я шел и удивлялся тому, на что способен наш организм.

— Вы частично ответили на вопрос, зачем вам это нужно. А зачем это нужно индийской принцессе? Вы бы посоветовали людям выходить из своего привычного круга, если да, то почему это нужно делать?

Я очень любопытный, поэтому спросил у принцессы, зачем она это делает. На что она ответила, что если поднимется, то станет национальным героем. Ей 17 лет, и у не вот такая очень понятная цель. Многих людей устраивает биологическая жизнь. Меня некоторые не понимают в этом вопросе, зачем мне все это. А я не могу, например, долго сидеть дома, ничего не делая. Какой бы ремонт и обстановка в квартире у тебя не была, это все равно надоедает, съедает нас изнутри. Я не могу кому-то посоветовать: «Иди, потому что это нужно». Это неправильно.  У каждого свой духовный рост. Человек должен сам себе задать вопрос, чем хочет заниматься и зачем ему это нужно.

Интересно поехать в базовый лагерь Эвереста, посмотреть ледник Кхумбу, пройти по нему метров 300, увидеть трещины. Такого в мире больше нигде нет.

Любое увлечение требует жертв, как минимум, времени. Лично вам какие жертвы пришлось перенести в связи с таким своим активным образом жизни?

Больше всего, правда, пришлось пожертвовать временем. После решения пойти на Эверест, у меня было совсем немного времени – 4,5 месяца. Я чувствовал, что мне нужно сделать это в 2018 году. Я уезжал на тренировку, а семья еще спала, приезжал домой — уже спала. Тренировки были продолжительные и дважды в день. Моя жена Ксения говорила, что эти 4,5 месяца меня не видела.

— Когда у вас бывает досуг, как вы его проводите?

У меня трое детей. Мы часто выезжаем на дачу, на природу, чтобы побыть с семьей. Вечером можем пойти с женой в кафе или в кино. До рождения детей, когда было больше времени, то увлекался серфингом. Этим летом часто ездили на Азовское море, и я катался на кайте.

Когда постоянно занимаешься спортом, то болеть некогда.

— Положа руку на сердце, когда вы знакомитесь с новым человеком, и как-то быстро заходит разговор о вас, вы с гордостью и радостью говорите собеседнику, что были на Эвересте?

Кроме всех своих увлечений, еще я мастер спорта по пейнтболу. Мы с командой участвуем в международных соревнованиях, были в Америке на чемпионате мира. В определенном дивизионе мы заняли когда-то второе место в мире. После соревнований мы вернулись в Киев и нас никто, кроме родных не встречал. Это достижение было интересно только в кругу пейнтболистов, я думал, что  так и с горами. Когда мы вернулись с Эвереста, я был шокирован тем, что произошло. Ночной перелет, усталость, а нас встречало огромное количество людей, много камер, ажиотаж. Все задают вопросы, интервью. Когда отвечаешь на все, то успокаиваешься. Ловил себя на мысли, чтобы не быть тщеславным, не позерствовать. Всегда до последнего стараюсь об этом умалчивать.

— Насколько сейчас яркие картинки в сознании вашего подъема? Эмоции притупляются, или горы вам все еще снятся?

После возращения где-то два месяца я приходил в себя. Я мог проспать 16 часов подряд, хотя никогда так не сплю. Отдыхал и ел, что-то происходит с мозгом, как будто отсутствуешь в этой реальности. Восстановился, включился в настоящую жизнь и постепенно краски начали мутнеть. Многое забывается, думаешь о новых проектах, например, пустыню пройти, марафон босиком пробежать. Об этом размышляешь, а Эверест уже в прошлом. Воспоминания возвращаются, когда смотришь фотографии и видео.

— Общаетесь с теми, с кем познакомились во время восхождения на гору?

Со многими мы подружились на Facebook, общаемся, зовут меня в гости в Непал, в Китай. Но есть люди, с которыми не сошлись в интересах.

— А что бы вы пожелали людям, у которых появилась мысль, не обязательно об Эвересте, я считаю, что вершина у каждого своя, а, например, пробежать марафон, взобраться куда-то, или просто выйти с подъезда?

Посоветовал бы выйти. Решил что-то сделать, значит выходи и делай, хотя бы начни. Я считаю, что если ты делаешь любимое дело, то всегда будет классный результат.

Автор: Наталья Исаева

Фото: Татьяна Навротская, из личного архива Дмитрия

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Оставить комментарий

популярные статьи

Эксклюзивно: Андрей Павелко о результатах сборной к концу сезона и о переносе матча Украина-Турция

16:02 , 13-11-2018
читать статью

Каратисты Днепропетровщины завоевали больше 140 медалей на всеукраинских соревнованиях

10:56 , 13-11-2018
читать статью

Футбольные парафанаты из Днепра представят Украину на Международной конференции доступного футбола в Испании

19:20 , 12-11-2018
читать статью
Подписаться

Получай самые свежие новости о спорте на почту!